Запах яблок, или поездка в Псково-Печерский монастырь (из записок православного экскурсовода)

Запах яблок, или поездка в Псково-Печерский монастырь      

   Поездка в Псково-Печерский монастырь была и долгожданная, и в то же время – трудная. Долгожданная, потому что Печоры – это батюшка Иоанн Крестьянкин (его книги, проповеди, сам лик, особенно после фильма «Поп», сопровождают нас уже много лет). Это таинственные «Богом зданные пещеры». Это рассказы отца Тихона Шевкунова о псково-печерских монахах (отрывки из его будущей книги вот уже несколько лет многие читали на страничке Сретенского монастыря, а книга появилась позже). В монастыре я была уже несколько раз, сопровождая паломнические поездки, но тогда всё зависело от составленного когда-то кем-то графика, и больше всего не устраивало очень короткое время пребывания в Печерском монастыре. Ну что значат эти пять часов для паломника, мечтающего о Печорах! И вот наконец-то появилась возможность организовать поездку и сделать всё так, как представляется и лучше, и полнее, и удобнее. Казалось бы, вот она – долгожданная свобода. Но сразу же начались трудности, связанные прежде всего с довольно большой стоимостью поездки. Но наконец-то все позади: есть и люди, и автобус, и места в гостинице… Всё! Едем!!!

     Первая остановка на пути в Печоры – Пушкинские Горы! Святогорский Успенский монастырь и место упокоения А.С.Пушкина входят во все паломнические и туристические маршруты в этом направлении. Ну как не побывать в месте, о котором столько слышали и читали еще в детские годы! Группу встретила Светлана Викторовна – руководитель паломнической службы Святогорского монастыря. Сначала нас покормили (первый день Успенского поста) -- вкусный обед со множеством разных приправ и добавок, настоящий монастырский постный обед. А потом по высокой лестнице мы поднялись на Святую гору и началась экскурсия. Еще в первые минуты встречи Светлана Викторовна как-то полувопросительно произнесла, что у нас будет экскурсия и в Михайловское тоже (речь об этом предположительно шла при телефонном обсуждении программы). Для меня это была почти несбыточная мечта со студенческих лет, и я неуверенно (боясь получить отрицательный ответ) переспросила: - А успеем к 9 вечера приехать в Печоры? - Конечно! - Нам нужно быть не позже, – осторожно предупредила я. - Успеем, успеем!!! – как-то уж очень легко согласилась Светлана Викторовна. Ура!!! Я поделилась этой новостью с самыми близкими в группе, побаиваясь – а вдруг сорвется. И вот мы наконец-то сели в наш автобус и поехали в долгожданное, чудесное Михайловское. Только один человек из группы когда-то очень давно был здесь, для всех остальных это было сюрпризом. Но, как я поняла позже, это было в какой-то степени сюрпризом и для нашего экскурсовода. Вероятно, паломнические группы очень редко имеют возможность (время, прежде всего) побывать в Михайловском, поэтому святогорские экскурсоводы тоже «стосковались» по этому маршруту. Светлана Викторовна с такой энергией, знанием материала начала свой рассказ о Пушкине и Михайловском, что уже через час стало ясно, что конец экскурсии откладывается на неопределенное время. Несколько раз я пыталась вмешаться и в паузах поднимала вверх руку, постукивая по часам, но скоро поняла, что это, во-первых, бесполезно (Светлана Викторовна была явно в ударе и мои жесты ее не трогали совсем), а во-вторых, всё было так удивительно прекрасно, что сопротивляться не было ни сил, ни желания. Поэтому примерно через полтора часа я расслабилась и вместе с группой внимала рассказам экскурсовода, а главное, впитывала необыкновенную атмосферу пушкинских мест. Эти дорожки, аллеи, высокие ели, старые липы…, берега Сороти !!! Казалось, что мы перенеслись в какой-то другой, прекрасный мир. И что там Москва, и наши планы?! разве это вообще есть?! Мы стояли и смотрели в пушкинские дали. Вот скамейка, вот его дом, а вот яблоневый сад… в зеленой, омытой дождем траве лежат яблоки. Двое детей из группы, устав от информации, играли среди деревьев, а потом подбежали к нам и стали есть яблоки. Мне это показалось «кощунством» -- ну как можно так просто положить в рот и укусить хоть что-то «пушкинское». И я сделала замечание. «Пускай едят!» -- махнула экскурсовод, потом с недоумением посмотрела на нас и предложила и нам поесть яблочки. И мы стали осторожно поднимать упавшие яблоки, вытирать с них капельки дождя и пробовать на вкус. Они были чуть-чуть зеленоватые, кисловатые, но очень-очень вкусные. Потому что – «пушкинские». Светлана Викторовна мгновенно среагировала и вскоре предложила попробовать еще и огурчик с усадебного огородика. Мы были счастливы. А своеобразной кульминацией стал «пушкинский» огромный дуб. Увидев его, мы обомлели, а когда Светлана Викторовна начала читать всем известные строчки, мы все стали скандировать вслед за ней. Светлана Викторовна медленно, спиной двигаясь по направлению к реке, читала стихи, а мы, глядя на нее, шли вперед и громко-громко повторяли хором: «У Лукоморья дуб зеленый…!» Картина была незабываемая. Восторг полный(«картина маслом»). Хорошо, что это был уже поздний вечер и никто не мог наблюдать за медленно движущейся и громко скандирующей под руководством экскурсовода довольно большой группой женщин и детей. Потом было еще очень много информации, главное – мы поняли, что и десятую, а может быть, и сотую часть материала мы не успели узнать, увидеть и услышать. Немного не в себе, мы возвращались к автобусу по чудесным пушкинским аллеям, уже никуда не торопясь. Простились со словами благодарности и примерно в девять вечера тронулись в путь, в Печоры.

   О нашем водителе речь впереди, а сейчас мы просто пытались узнать, как нам добраться до Печор «как-нибудь побыстрее». «Побыстрее» не получилось по разным причинам. Около двенадцати мы подъезжали к городу. Была ночь, дорога совершенно пустая – неожиданно у всех на телефоны стали поступать сообщения, что мы в международном роуминге, в Эстонии. А навигатор водителя четко показал, что мы находимся на территории сопредельного государства. Саша (водитель) с большой тревогой смотрел на меня, а я даже не обращала внимания на все эти глупости, потому что примерно представляла, что ожидает нас впереди и пыталась то ли расслабиться, то ли, наоборот, сосредоточиться. То, что наш молодой современный водитель, привыкший работать только по навигатору, не признающий и не умеющий читать карты, а также ленящийся спрашивать что-то у кого-то, будет обязательно плутать в ночном городе – было ясно. Это особый, «усовершенствованный» тип современного водителя. По его словам, именно так он возит «самих иностранцев» по России и даже путешествует за границей – все показывает навигатор. Думать вообще не надо! Этот навигатор еще много времени у нас отнимет, да и нервы попортит, но ничего не поделаешь – только так и не иначе умеет ездить наш милый спокойный водитель. Поэтому, въехав в Печоры, мы начали отлавливать жителей, чтобы узнать местонахождение гостиницы (потом оказалось, что это в десяти минутах ходьбы от монастыря). Но город словно вымер, а электричества по вечерам в Печорах нет. Хорошо, что это северный город, поэтому полной темноты там тоже нет. В какой-то момент я решительно вышла из автобуса и стала высматривать хоть кого-то живого, бросаясь бегом к появляющимся вдалеке людям (удивительно, но даже собаки отбегали и совсем не лаяли). Наконец-то, уже после двенадцати, мы нашли гостиницу и основная часть группы стала устраиваться на ночлег. Для пяти человек мест в этой гостинице не было (это было известно заранее), и мы должны были искать еще и монастырскую гостиницу. Со мной добровольно согласились идти самые…? Ну, в общем, учителя. Водитель Саша быстренько вернулся к монастырю, высадил нас у ворот и помчался обратно в гостиницу отдыхать. А мы принялись стучать в высокие тяжелые старинные врата Псково-Печерского монастыря. После разговора по телефону с гостиничным и беседы со сторожем (который отвечал на вопросы из-за монастырских ворот) я с удивлением поняла, что здесь совсем другие порядки, чем в привычной и родной Оптиной пустыни: в монастырь не пускают, гостиницы у монастырских стен нет и надо куда-то идти и искать её по адресу. Мне объяснили и по телефону, и из-за высоких наглухо закрытых ворот, куда идти. И несколько раз (а точнее – три) мы с сумками шли по указанному пути и сразу же метров через сто натыкались на один и тот же забор. И вот когда я чуть не плача вновь стучала в эти огромные железные ворота и безнадежно просила еще раз объяснить дорогу, раздался усталый голос одной из учительниц (они уже никуда не ходили, а только наблюдали за моими пробежками): «Вы стоите со сторожем (которого не видно) лицом друг к другу, поэтому право-лево у вас не совпадает». Я моментально повернулась спиной к монастырю, громко объявила об этом сторожу и попросила еще раз (не помню, в который) повторить, куда нам идти. И вот уже через минуту мы «бежали» действительно «налево», в сторону монастырской гостиницы. И нам открыли двери, и впустили во двор, и дали постели. Всё остальное было уже не важно.

    Удивительное дело, но утром, только-только начало рассветать, я проснулась сама и пошла на службу. Подходя к монастырю, увидела группу наших женщин, которые спокойно шли в монастырь. Вспомнила, что вчера обещала рассказать о монастыре, автоматически остановилась, подождала, поздоровалась и даже что-то вспомнила из истории этой древней обители. А на ранней утренней Литургии многим удалось еще и поисповедоваться, и причаститься. Потом была незабываемая экскурсия в «Богом зданные пещеры», а потом нас еще провели по Святой горке. Всё так спокойно, просто, словно не было вчерашнего дня, усталости, суеты, восторгов. Были тишина, покой, сосредоточенность, был тот самый монастырский радостный мир, в который мы так стремились попасть. Никуда не надо было спешить. До обеда все разбрелись по монастырским лавочкам, писать записки, смотреть, читать. А я пошла искать новое пристанище для моих учительниц, потому что им достались места в комнате на 15 человек и на втором ярусе. А женщины они уже не худенькие, поэтому спалось им не очень-то. Просто – лежалось. Как-то очень быстро удалось получить еще один адрес частной гостиницы, среди кривых, утопающих в зелени улочек сразу же нашла нужный дом, на машине подъехала молодая очень симпатичная и приветливая хозяйка. Я всё осмотрела: старый деревянный дом, большой сад с яблонями, на второй этаж ведет темная деревянная лестница, две чистенькие комнаты…, тишина, в окно видны монастырские купола и море зелени. Сразу же рассчиталась, потому что поняла: лучшего места во всем городе и быть не может. И действительно, когда мы все впятером пришли сюда вечером, попили чай, легли на мягкие постели, наступило настоящее блаженство – мы словно «плыли на волнах тишины». И даже то, что «удобства» были во дворе, совсем не казалось неудобным. Более того, нужно было пройти мимо старой большой яблони, а под ней, на траве, снова лежали яблоки-падалицы. Год оказался очень урожайным и яблок было огромное количество. Казалось, что весь воздух благоухает яблоками. А ведь в Москве мы совсем недавно торговались на рынке, выбирая по штучке, а тут такое раздолье, такое богатство, которое словно никому и не нужно, а вернее, дается просто так, каждому – наклоняйся, подбирай, вытирай и кушай! Утром сначала запели петухи, а потом раздался монастырский звон. Мы встали, позавтракали, не торопясь собрали вещи и пошли в монастырь. Сегодня нужно было уезжать. Но впереди был еще кусочек службы, завтрак в монастырской трапезной…, как-то очень спокойно мы попрощались с монастырем и поехали в Псков. Хотя казалось, что теперь можно и домой возвращаться.

     Наш милый водитель покружил, как и положено, минут тридцать по навигатору. Несколько вопросов к местным жителям – и вот мы уже стоим перед храмом Александра Невского и наш новый прекрасный экскурсовод начинает свой рассказ о Пскове с истории 6-ой роты псковских десантников. Я прикрыла глаза, чтобы сосредоточиться, но через несколько минут услышала тихое пошмыгивание. «Ну что это они, -- думала я, – перекупались что ли вчера в источнике?» А когда минут через пять чуть-чуть недовольная открыла глаза, то увидела, что несколько наших женщин держат в руках платочки и вытирают носы, сдерживая слезы. Валентина Павловна – удивительный экскурсовод. Пожалуй, самый лучший из всех, с кем приходилось встречаться. Она говорит четко, без лишней эмоциональности, приводит только факты, все по делу, и это производит потрясающий эффект. Храм Александра Невского, совсем не старинный, без каких-либо архитектурных излишеств, вдруг стал настоящим открытием и своеобразным символом современного Пскова. А далее Валентина Павловна умудрилась за два часа рассказать нам всю историческую часть. Она провела нас через пять крепостных валов старого Пскова, показав все, что осталось в городе с тех давних пор, вывела к грандиозному Троицкому собору – самому величественному древнему храму в центре Пскова, показала внутреннее убранство собора, рассказала о старинных иконах и о псковских святых, напоследок мы приложились к огромной мироточивой иконе целителя Пантелеймона и пошли к автобусу. Город, который раньше казался каким-то длинным, вытянутым вдоль реки Великой, с запутанными улочками и многочисленными мостами, вдруг словно сконцентрировался, и его история, многочисленные памятники и храмы соединились в одно целое. Казалось, что мы теперь знаем всё! Поэтому на вопрос водителя, а как выехать из города, я ответила просто: «Забивай Москву и езжай по навигатору», и это у него наконец-то получилось с первого раза. Мы даже выехали из Пскова там, где надо, – рядом с памятником-парашютом.

     Обратная дорога была довольно легкой, и вот, когда часы показали 00.00 (удивительное совпадение, но это не выдумка и не художественное преувеличение), мы въехали в родной поселок и остановились рядом с храмом. Закончилось наше стремительное погружение в иной мир, где время в прямом смысле растянулось и уплотнилось, где ожила история, где мы увидели другую жизнь. Мы снова были дома, прощались, поспешно забирали вещи, а мне напоследок быстро передали большой пакет, наполненный яблоками. И это были уже не падалицы, а большие, спелые, прозрачно-желтые яблоки, сладко пахнущие медом и осенней свежестью. На завтра был праздник Преображения Господня и в храме освящали «плоды нового урожая».